Стены психушки вместо счастливой семейной жизни

Я родом из, так называемой, неблагополучной семьи. Детства особо и не было, пока другие гуляли с родителями, получали подарки на праздники, ездили отдыхать, я каждый день получала пинки и тычки от собственной мамы. Она пила, редко когда были просветы, в это время она вспоминала, что у неё есть дочь и начинала воспитывать.

Загрузка...

Вечера я проводила у соседки бабушки Маши, одинокой старушки, она меня подкармливала, учила понемногу, даже одежду собирала по подругам от их внучек. Не знаю, какой бы я выросла, если бы не эта добрая старушка. Благодаря ей я выбрала специальность и поступила в вуз, нашла подработку. Когда мне исполнилось девятнадцать, бабушки Маши не стало. Это стало для меня полнейшим шоком, а ещё больше поразила новость, что я теперь стала её наследницей.

Так в девятнадцать я лишилась родного человека, но стала обладательницей квартиры и небольшого «приданного», как написала мне в письме старушка. Жизнь потекла своим чередом.

С Игорем мы познакомились в ресторане, где я подрабатывала официанткой. Не знаю, что он во мне нашёл, в обычной студентке. На пятнадцать лет старше, состоятельный мужчина.

Первое время он пугал меня, слишком настойчиво, пусть и красиво ухаживал. Знакомые из университета только шушукались, обзывали дурочкой, что кручу нос от такого мужчины. И я сдалась, ведь Игорь мне нравился. Наш роман быстро закончился свадьбой и моей беременностью.

Семейная жизнь текла размеренно, я училась, занималась делами по дому, только работу пришлось бросить, ведь «она не по статусу жене бизнесмена», как выразился муж. Беременность не приносила никаких хлопот, моя малышка быстро росла, полностью здоровая, что подтверждали все обследования.

В роддом я поехала за пару дней до родов, так настояли врачи. Сонечка родилась ровно в срок, довольно быстро и почти безболезненно. Многие рассказывают ужасы о родах, а я ничего сказать не могу, возможно, мой организм с детства приучен к боли. А здесь не просто боль, а рождение новой жизни, своей долгожданной малютки.

После родов что-то изменилось в Игоре, он стал более холоден, уделял время только ребёнку. Мне было обидно, я пыталась разговаривать, но всё заканчивалось ссорами и недопониманием. В какой-то момент муж предложил сходить к врачу: я придумываю, у меня послеродовая депрессия.

Вот так я оказалась в частной психиатрической больнице, муж привёз, а назад уже не выпустили. Как оказалось, я нужна была только, чтобы родить здорового ребёнка, ведь любимая жена для него родить не могла. А я просто вовремя подвернулась, никто меня искать не станет, «полечусь» пару лет, а потом выйду, если не буду предъявлять права на дочку. Как альтернатива: меня посадят на препараты и сделают действительно больной.

Вот так горько закончилась моя семейная жизнь. Я ночами вою от бессилия, ведь у меня в карточке «диагноз», и нет никакой возможности быть рядом со своей крошкой, но я выйду, всевозможными путями буду искать справедливости.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Стены психушки вместо счастливой семейной жизни